Друзья


Брестская крепость на ветрах истрии. А. Суворов.
Брестская крепость на ветрах истрии. А. Суворов.
Брестская крепость на ветрах истрии. А. Суворов.



РАЗДЕЛЫ ПО ТЕМЕ

Информация
---------------------------------------------------------------------------------------------------

Фотогалереи

   
перевести страницу на другие языки

Перевести эту страницу
Translate.Ru PROMT©
НА ГРАНИЦЕ


   В тот день, 17 сентября 1939 года, когда фашистские войска овладели Брестской крепостью, с востока двинулись части Красной Армии.
   В официальной летописи СССР наступление РККА на запад всегда именовалось исключительно как освободительный поход Красной Армии в Западную Белоруссию и Украину. Нет никаких сомнений, что большую часть населения на территориях восточнее Буга составляли именно белорусы и украинцы. Однако события тех лет хранят немало весьма спорных и крайне деликатных подробностей. Многое не известно до сих пор. Между тем, это достаточно важные страницы, без которых история вряд ли будет полной.
   Как свидетельствуют рассекреченные в последние десятилетия документы, судьба Польши решалась не только в самой Варшаве или в столицах могущественных союзников. Были также другие центры силы. Известно, что летом 1939 года правительство Польши неоднократно отвергало предложения Франции и Англии пропустить через свою территорию советские войска с тем, чтобы в случае агрессии со стороны Гитлера они могли «остановить» германские войска. Франко-англо-советские переговоры и консультации на тему организации «барьера» для фашистов велись продолжительное время. И прекратились, главным образом, из-за неуступчивости Варшавы - поляки так и не смогли отринуть стойкую «русофобию», приобретенную ими за период самодержавия. Но это всего лишь часть правды.
   Другая состоит в том, что одновременно, летом того же 1939 года. Сталин и Гитлер наводили контакты и прощупывали почву для обоюдовыгодного раздела Польши. 23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении между Германией и СССР, сегодня более известный как «Пакт Риббентропа-Молотова». К договору прилагались секретные протоколы. В них оговаривалось ни много, ни мало - будущий раздел независимого государства, каковым являлась Польша. «В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан».
   Советское руководство обеспечило маршу Красной Армии соответствующее моменту идеологическое обоснование: «польские помещики и капиталисты поработили трудовой народ Западной Белоруссии и Западной Украины, ...насаждают национальный гнет и эксплуатацию, ...бросили наших белорусских и украинских братьев в мясорубку второй империалистической войны. Национальный гнет и порабощение трудящихся привели Польшу к военному разгрому. Перед угнетенными народами Польши встала угроза полного разорения и избиения со стороны врагов...».
   17 сентября, в 2 часа ночи, советские войска, легко сломив сопротивление польской погранохраны, перешли границу. В соединениях участвовали 8 стрелковых, 5 кавалерийских и 2 танковых корпуса, 21 стрелковая и 13 кавалерийских дивизий 16 танковых и 2 моторизованные бригады, а также днепровская военная флотилия.
   Выступление Красной Армии явилось полной неожиданностью для военного командования Польши, пытавшегося маневрировать остатками сил и сформировать какое-то подобие линии фронта. Главнокомандующий маршал Э. Рыдз-Смиглы предположил, что советские войска идут вперед, чтобы упредить захват восточных областей германцами. Изданный им приказ гласил: польским подразделениям «в бой с Советами не вступать». Противодействовать лишь при попытках силой разоружить их. Это было верное решение, которое предотвратило лишнее кровопролитие и спасло многие тысячи жизней.
   Советские соединения быстро продвигались на запад. 18 сентября в прессе было, наконец, опубликовано советско-германское коммюнике: «Во избежание всякого рода необоснованных слухов насчет задач советских и германских войск, действующих в Польше, правительство СССР и правительство Германии заявляют, что действия этих войск не преследуют какой- либо цели, идущей вразрез интересов Германии или Советского Союза и противоречащей духу и букве пакта о ненападении, заключенного между Германией и СССР Задача этих войск наоборот, состоит в том, чтобы восстановить в Польше порядок и спокойствие, нарушенные распадом польского государства, и помочь населению Польши переустроить условия своего государственного существования». Германские войска тогда же получили из Берлина приказ остановиться на занятых рубежах до контактов с советскими войсками.
   21 сентября на подступах к Бресту появился бронеавтомобиль, в котором находился политработник 29-й легкой танковой бригады. Он проследовал на центральную площадь города, остановившись возле здания бывшей воеводской управы. Там его уже ждали германские военные. Состоялась встреча с генералом Г. Гудерианом. Обсуждался важный вопрос - о передаче Бреста приближающимся частям Красной Армии.
   Утром следующего дня в город уже вошли танки 29-й бригады, которой командовал комбриг СМ. Кривошеин. Вскоре, после переговоров комбрига Кривошеина с генералом Гудерианом и непродолжительного отдыха, в котором нуждались бойцы Красной Армии, совершившие за последние сутки утомительный марш-бросок, состоялся совместный парад германских и советских войск. По главной площади Бреста прошли «коробки» пехоты, бронемашины, советские и немецкие танки, тягачи с орудиями, другая техника. Пронеслась на бреющем эскадрилья самолетов люфтваффе. С флагштока под звуки немецкого военного оркестра был торжественно спущен флаг со свастикой и поднят советский. Что было потом?
   Советские войска 23 сентября 1939 года пересекли Буг и продолжили марш на запад. Вскоре Красная Армия приняла от германских войск Бяло-Подляски, Соколув-Подляски, Менджизец-Подляски, Ломжу, затем другие города и местечки, углубившись кое-где более чем на сто-сто пятьдесят километров (вплоть до местечка Калушин, в 60 километрах от Варшавы). Разумеется, то было совершенно бескровное наступление - немцы просто согласованно отодвигали свои войска, позволяя Красной Армии заполнять очищенные земли. Почему так происходило? Согласно договоренностям, вытекающим из секретных протоколов пакта Риббентропа-Молотова, к Советскому Союзу отходила обширная восточная часть Польши, вплоть до правого берега Вислы.
20 сентября Гитлер установил «окончательную демаркационную линию», на которую должны были отойти германские войска: Ужокский перевал-Хыров-Перемышль-река Сан-река Висла-река Нарев-река Писса-граница рейха. Германия же получала взамен Сувалки (область на севере Польши) и юрисдикцию над территорией Литвы. Согласно специальному протоколу, подписанному 21 сентября с советской стороны Б.М. Шапошниковым и К.Е. Ворошиловым, а с германской - представителями Генштаба генералом Кестрингом, полковником Ашенбреннером и подполковником Кребсом, части вермахта отводились на демаркационную линию переходами по 20 километров в день и должны были оказаться за Вислой в районе Варшавы к 3 октября 1939 года. Однако в те последние сентябрьские дни история неожиданно сделала очередной зигзаг.
   25 сентября 1939 года Сталин предложил германскому послу Фридриху фон Шуленбургу новое решение: в сферу советских интересов могла бы перейти Литва - взамен на земли Варшавского и Люблинского воеводств Польши, простирающиеся вплоть до реки Буг. То есть советское руководство готово было установить будущую германо-советскую границу по «линии Керзона». Два дня спустя, 27 сентября, в Москву срочно прилетел фон Риббентроп, где провел переговоры о демаркационной линии с В.М. Молотовым и И.В. Сталиным.
Оба варианта - старый и новый - были немедленно доложены Риббентропом фюреру. Тот в целом склонился ко второму варианту. 28 сентября СССР и Германией был подписан знаменитый Договор о дружбе и границе. В тот же день правительства выступили с совместным заявлением: «После того как Германское правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором окончательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой стороны, отвечала бы интересам всех народов».
   В последующие дни, когда в Москве продолжалось конкретное обсуждение линии границы между двумя государствами, в Бресте происходили весьма интересные события. 2 октября, поздно вечером, командующий Белорусским фронтом М.П. Ковалев отправил в столицу телеграмму. В ней он сообщал, что «...установленная граница по р. Буг у г. Брест-Литовска крайне невыгодна для нас по следующим причинам: город Брест границей делится на две части - западный обвод фортов достается немцам; при близости границы невозможно использовать полностью богатейший казарменный фонд в г. Бресте; железнодорожный узел и сам город будут находиться в сфере пулеметного огня; переправы на р. Буг не будут прикрыты необходимой территорией. Замечательный аэродром у Малашевичи достанется немцам».
   Командующий фронтом настоятельно просил верховную власть пересмотреть границу в районе Брест-Литовска, предусмотрев отход к СССР и части территории на правом берегу Буга. 3 октября Москва ответила, что «граница у Бреста установлена соглашением и менять ее невозможно».
   Тогда советское командование приняло решение сохранить крепость и ее Тереспольское укрепление другим способом. В следующую же ночь саперы взорвали перемычки, отделяющие рвы Тереспольского укрепления от русла Буга, а саму реку ниже по течению запрудили.
   Для устройства дамбы> были использованы, по свидетельству начальника инженерных войск 4-ой армии полковника А.И. Прошлякова, брусчатка, приготовленная для мощения улиц в Бресте, два трофейных польских понтона, мешки, заполненные песком. Такой балласт подвозился в течение двух ночей и с существующего моста ссыпался в реку. В результате удалось практически перекрыть Буг. Вода затопила т.н. «старое русло» - заросший и маловодный отвод реки. Течение устремилось вокруг Западного острова. Полноводный канал с бурлящим стрежнем позднее был выдан германскому представителю за основное русло Буга, по которому и должна была пройти граница. Разумеется, немцы не настолько слабо разбирались в топографии, чтобы не увидеть этой хитрости, однако обострять вопрос они не стали.
   Окончательно демаркационная линия между Германией и СССР легла на карты 4 октября 1939 года, когда был подписан соответствующий дополнительный протокол. К Советскому Союзу отошла территория площадью почти 200 000 квадратных километров.
   Город Брест стал пограничным. Брестская крепость, глядящая в быстрые воды Буга, вновь превратилась в символический форпост.

Фотогалерея
   Наша галерея предлагает познакомиться с фотоработами, посвященными, в-первую очередь Бресту и брестскому краю. Представлены снимки различных авторов, различных исторических эпох.
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Брест, фото
Главная:Брест-Инфо:История:Фотогалерея:Ссылки:Контакты
brest-sv.com© 2007



35 000 компаний рекламируют свои товары и услуги здесь!





      Rambler's Top100